21:00 

Staffa
Нет злых людей. Есть просто люди несчастливые...
Популярная палеонтология

Александру Брятову



И что с того, что трилобит
Жил на болотах тих и скромен.
Он был безжалостно убит
И в древних толщах захоронен.
(Предполагается, дверьми
Зажат моллюском из Перми.)


Давя друг друга за кусок,
На запах пальм и авокады,
Из волн солёных на песок
Полезли ящеры и гады,
Чтоб новый век начать бузой
И завершить Палеозой.


Зубастый неолиберал
Съедал любого конкурента
И за собой не убирал
Объедков шлак и экскременты.
Так хищной твари жадный род
Дал рост осадочных пород.


Все жрали всех, кипел Триас,
Давала трещины Гондвана.
Почти что то же, что у нас,
Как видно в ящике с дивана.
Пока друг друга всяк имел,
Прошла Юра и вытек Мел.


В сухом остатке вижу я
Что тот, кто был гнобим и гнобил
Родился, жил и сдох жуя,
Оставив кости в камнях Гоби.
Лишь шишки голосеменных
Напоминают об иных.


Но вот, волна пошла в откат.
Большое стало видно ближе.
Помельче стал ползучий гад,
И гад ходячий стал пониже
На фоне падающих цен
Открыл свой счёт Палеоцен.


Как научил нас диамат
И как сказала баба Зоя,
Из крыс произошёл примат
В лесах эпохи Кайнозоя.
Там, ожидая Плиоцен,
Тренировал свой скилл и дзен.


Бродили клетки как вино,
Настало время Голоцена.
И вот, последнее звено
Взошло пешком на авансцену.
Сказало пафосное «Ша»!
Я выше всех, во мне душа.


Гордясь успехами во всём,
Вершина антропоцентризма
Не удобряло чернозём
Величиной своей харизмы.
Как в панцирь, погружалось в быт.
Ну, чем не бывший трилобит.


Потомок нас отматерит,
За полужизнь и полумеры.
Что раскололи материк
И что просрали полимеры,
Что вид весь вымер как урод,
Не дав осадочных пород.


В окаменевшей груде лет
Других эпох палеонтолог:
Возможно скажет: – Вот, поэт –
Взглянув на косточки осколок.
Как пять страниц из дневника,
Читая строчки ДНК.

20.08.09 (c)

URL
   

главная